Рубрики
  • Рубрик нет
Не найдено

— Лучшие специалисты по повышению

Опубликовано: 12.01.2017

видео — Лучшие специалисты по повышению

Специалисты из Брянска проводят курсы повышения квалификации в Приднестровье

13 октября 2014 г. в 09: 36

Категория: В Рф

Самые дорогие в мире сигареты продают в Норвегии, на наши средства выходит приблизительно по 600-800 рублей за пачку. Высочайшие цены — главное орудие антитабачников. И в последнее время Рф, не исключено, придется последовать примеру северных соседей, на сайте антиплагиат. 13 октября в Москве раскрывается VI сессия Конференции сторон Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака. Наша родина посреди 195 стран, которые присоединились к этому документу. И партнеры торопят нас поднять акцизы на мировой уровень. Но Минфин Рф, напомним, делает это постепенно. Что предстоит пережить нашим курильщикам в наиблежайшие годы? И не нарушает ли их права вся эта «борьба с дымом»? Что выигрывают страны, снижая потребление табака? Эти вопросы обозреватель «РГ» задала участнику конференции, ведущему спецу в мире по борьбе с табаком, одному из управляющих «Альянса Рамочной конвенции» Френсису Томпсону. Господин Томпсон, сколько же лет должно пройти, чтоб «антитабачные» результаты стали осязаемыми? Френсис Томпсон: Глядя что замерять. Если человек курил 30 лет и бросил, риск инфаркта понижается практически сходу, а через пару лет приравнивается риску у человека, никогда не курящего. Риск захворать раком понижается несколько медлительнее. Но если человек в 40 лет бросил курить — у него неплохой шанс прожить столько же, сколько некурящий. Что касается числа курильщиков, то если вы увеличиваете акцизы, то падение спроса начинается немедля. Если отлично запрещаете курить на работе, в публичных местах, то реализации сигарет тоже стремительно падают. Значительное увеличение акцизов на сигареты — одна из советов Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака. Но если с этим перестараться, то взлетят цены, и курильщики перейдут на заменители и контрабандный продукт. Это опаснее для здоровья! Френсис Томпсон: Сотки исследовательских работ были изготовлены по этому поводу. В богатых странах, к примеру, 10-процентное увеличение цены приводит к 4-процентному понижению продаж табака. В странах с более низким доходом: 10-процентное увеличение цены отдало 8 процентов падения продаж. Наш прогноз по Рф: 5-процентное понижение употребления табака. Правильно: это касается официально продаваемого табака! Его стали потреблять меньше. А на теневом рынке? Френсис Томпсон: Понижение, о котором мы говорим, как раз складывается из 2-ух моментов, которые относятся к законной продаже. 1-ый: из-за увеличения цен кто-то бросил курить вообщем, а кто-то не стал и начинать. 2-ой момент: какие-то курильщики совершенно дымить не бросили, но стали делать это меньше. И где на данный момент самые дорогие сигареты? Френсис Томпсон: По стоимости в Норвегии — 15-20 баксов пачка (600-800 рублей. — Прим. ред. ). Но еще есть один ориентир. Сколько минут человек должен трудиться, чтоб заработать на пачку сигарет. И с этой точки зрения самыми дорогими будут сигареты в африканских странах с низким уровнем дохода. А где таким макаром достигнули большего фуррора в борьбе с курением? Френсис Томпсон: Сильно много курили в Гонконге и Сингапуре. И достигнули очень малого уровня. Снизили потребление до 10 процентов. И как раз благодаря увеличению акцизов. В целом в странах, где очень свалилось потребление табака, от половины до 2-ух третей в этом понижении — это увеличение акцизов. Оно становится дополнительной мотивацией для отказа от курения. Как эти страны увеличивали тарифы — резко либо равномерно? Френсис Томпсон: Все находится в зависимости от налоговой системы. В Канаде, к примеру, два вида налогов на табак — федеральный и региональный. Так, в Альберте семь годов назад удвоили стоимость на сигареты. Через 1, 5 года подсчитали: реализации снизились на 30 процентов. Или взять Филиппины. Тут налоги зависят от вида сигарет. И самые низкие акцизы — на самые дешевенькие сигареты. Филиппинцы к 2017 году собираются ввести единую ставку акциза. В конечном итоге у самых дешевеньких сигарет она возрастет в тыщу раз. Все это замечательно. Через 15-20 лет увидим впечатляющий итог. Вы меня практически уверили! Но как все-же быть с ростом контрабанды сигарет, теневого рынка, о котором молвят наши специалисты? Френсис Томпсон: Понимаете, ваши специалисты не оригинальны. В каждой стране есть такая аргументация. Ответ один: с контрабандой нужно биться. Задачка хоть какого правительства — сделать риск быть пойманным на границе так высочайшим, чтоб не имело смысла этим заниматься. Исследования демонстрируют: невыгодность контрабанды находится в зависимости от эффективности правоприменения, уровня коррупции, от неотвратимости наказания. По нашим наблюдениям, уровень контрабанды выше в странах, где налоги ниже. Тут более высочайший уровень коррупции и милиция плохо работает. Когда налоги на табак выше, у правительства и мотивация выше их собирать. В Европе, к примеру, 20 годов назад самый высочайший уровень контрабанды был в Испании. А акцизы на табак — одни из самых низких в ЕС. И в рамках директивы ЕС они значительно подняли налог на табак. Здесь же следом — усилили правоприменение. И уровень контрабанды там резко снизился. В Рф все труднее. Есть Таможенный альянс, границы с Казахстаном и Белоруссией открыты. А налоги там еще ниже, чем в Рф. Вот оттуда сигареты и хлынут на наш рынок. Френсис Томпсон: Нужно добиваться, чтоб Казахстан и Белоруссия тоже повысили табачные акцизы. В Таможенном союзе сделать это полностью возможно. А была ли такая неувязка в Евросоюзе? И как ее там решали? Френсис Томпсон: У их есть директива о табачных акцизах. Она предписывает, что новые члены ЕС должны повысить акцизы на табак. А когда только начиналось объединение государств, директива призывала их в перспективе придти приблизительно к одному уровню налогообложения. Пока разница большая. Но если взять два конца этого диапазона — Болгарию и Ирландию, малая ставка акциза в Ирландии исключительно в 4 раза выше, чем в Болгарии. Я представляю, люди из страны с высочайшими налогами садятся в машину, движутся к соседям, где они низкие, закупают дешевенькие сигареты на месяц себе и соседей. И все дружно дымят! Френсис Томпсон: Не без того. Но Ирландия далеко от Болгарии, не наездишься. А вот Польша с Германией ближе. И поляки увеличивают налоги. Ведут переговоры, находят решение. А пример Канады! Сначала 1980-х годов она начала увеличивать налоги на табак. Граница с США у их длинноватая. Если у канадского бакса маленький курс, америкосы приезжают закупаться. А если высочайший канадский бакс, канадцы движутся в Америку. И когда в Канаде начали расти цены на сигареты, табачники заговорили: «Будет страшная контрабанда». Так и вышло! Френсис Томпсон: Да. Так как табачные компании сами ее организовали. Позже милиция начала расследование. И обосновала, что была искусственно сотворена контрабандная схема. Табачные компании обвинили в уголовном злодеянии. Они заплатили несколько млрд баксов штрафов. А в стране начали улучшать систему маркировки пачек акцизными марками. В Малайзии, Турции, Кении подобные системы употребляют. Если уж Кения может биться с контрабандой, то Наша родина тем паче справится. Но у нас есть и другая неувязка. Люди, которые должны смотреть за исполнением антитабачного закона, сами курят и «соболезнуют» нарушителям. В других странах вы с таким сталкивались? Френсис Томпсон: Когда я начал заниматься борьбой с курением в Канаде, все СМИ писали, что в этой стране нереально будет ввести и вынудить работать антитабачное законодательство. Я жил в Монреале. Там был городской закон, который обязывал рестораны иметь секцию для некурящих, но рестораны его не соблюдали. Люди курили всюду. Прямо до того, что в гипермаркете, выбирая и покупая продукты, они сразу «дымили», стряхивая пепел рядом с продуктами. Это был 1996 год. А в 1998 году приняли региональный закон провинции Квебек, столицей которой является Монреаль. И его стали делать. Главное, чтоб люди понимали, для чего вводятся ограничения. Если они знают, что это делается для защиты их же малышей, понижает заболеваемость, то и серьезное правоприменение не надо, люди сами становятся «правоприменителями». То есть нужна массовая разъяснительная работа? Френсис Томпсон: Да. И во Франции тоже гласили, что никогда не будет работать антитабачное законодательство. Но французы собственного достигнули! Фуррор был достигнут благодаря бессчетным кампаниям в СМИ. Плюс много усилий вложили в помощь тем, кто решил отрешиться от курения. Люди стремительно привыкают к запрету и начинают принимать это как норму. Туристы, к примеру, уже по дефлоту ждут, что попадут в зону, свободную от дыма. Исследования проявили: даже курильщики больше не желают жить в прокуренных гостиницах и идти в рестораны, где «дым коромыслом».


Специалисты из Волгограда провели в Махачкале семинар по повышению квалификации судей


Специалисты HITCOM на курсах повышения квалификации

rss